Египетский портрет

Египетский портрет

Обычай некоторых народов делать маски положил начало пристальному изучению натуры. У египетских мастеров они получались безупречными (о чем можно судить по древнейшим портретам) и способствовали становлению реалистического портретного искусства. При таком методе работы стала важной проблема «оживления» изображения, выявления особенного в духовном облике.

Искусство «одухотворения» слепков с натуры у египтян (как можно видеть по материалам, найденным в Амарне) начиналось с использования мимики. Вероятно, этим приемом пользовались издревле. Раньше всего мастера заметили возможности полуулыбки, которая оживляла лицо. Другой важнейшей задачей стала передача жизненной силы взгляда. Умелым использованием инкрустаций из стекла и цветных паст исполнители придавали широко открытым большим глазам сияние. И действительно, лица засветились, обрели внутреннюю жизнь. Портрет конкретного лица стал отличаться и внутренним сходством. Накапливая знания о человеке и художественный опыт, мастера постепенно шли к самой полной передаче внешнего и внутреннего сходства, решению проблемы характера, социальной конкретности образа и воплощению в нем идеалов эпохи. Целостный художественный образ уже обладал огромной силой идейно-художественного воздействия. Мы и сегодня преклоняемся перед мастерством египетских портретистов.

На примерах истории портрета можно видеть, как по-разному соотносится общее и особенное в портрете, как изменяется их содержание и отчего это зависит. В египетском портрете, например, индивидуализация и обобщение присутствовали постоянно, однако общее было специфично.

Портретное искусство запечатлело представление о всемогуществе богов и властителей мира, породнившихся с богами. Это было закономерно тогда, когда с упрочением рабовладельческого строя господствующая верхушка обрела уверенность в себе, в своей значительности. Поэтому портреты, изображавшие знать, подчеркивали ее сословное превосходство. Они поражают мастерством передачи огромной внутренней силы людей и их уверенности в себе, красотой пластически цельных объемов, образно раскрывающих идею. Замысел и форма в них органически слиты. Это можно видеть на примере великолепной головы из коллекции Сальт, где идея величия полностью раскрывается в реальных чертах человека. Четкий профиль мужчины с решительным подбородком оттеняет незаурядность личности. Есть что-то орлиное в облике вельможи, привыкшего повелевать.

Детали характеристики менялись. В период Нового царства при Эхнатоне портрет начинает передавать лирические чувства и интимные переживания людей. Образы становятся многограннее. Особенно интересны созданные скульптором Тутмесом портреты Нефертити, в которых показаны не только красота и обаяние женщины с горделивой осанкой царицы, но и размышление умного и образованного человека. Портрет изображает Нефертити по традиции в фас с улыбкой на губах. Однако улыбка осмысленна и согласуется с мягким выражением глаз. Неповторимое обаяние этой мягкой и загадочной улыбки до сих пор выделяет портрет из всех существующих на особое место и делает его непревзойденным по красоте.

Богатое наследие египетского портрета дает пример широкого понимания жанра. Наряду с одиночными были распространены парные и групповые портреты. Но ним можно судить, в частности, о том, что для портрета, как правило, не характерно изображение человека в действии, отвлекающее от прочтения его тонких душевных состояний.

В групповых и парных портретах давался намек на взаимоотношения людей (дружбу) через жесты и мимику, которые не доводили, однако, изображение до жанровой сцены. Такая черта тоже стала типичной для портретного жанра.

Египетский портрет интересен для изучающих специфику жанра также тем, что показывает, насколько вдумчиво исполнители относились к выбору позы и состояния модели, хотя при этом и не отступали от канона. Они избирали момент сосредоточенного раздумья, когда чувства и мысли человека раскрываются полнее всего. В результате портрет часто становился своеобразной исповедью личности. Этот прием сохраняет свое значение до сих пор. Найти выразительный момент очень трудно. Ведь в нем нужно как бы сразу увидеть всю жизнь человека, показать самое устойчивое, типичное в душевном состоянии. А настроения людей очень переменчивы и заметить доминирующие среди них можно не сразу. Египтяне умели их замечать. С этой точки зрения египетский портрет особенно ценен.